В поисках Пандарии — часть II
Сара Пайн

— Позвольте уточнить. Вы имеете в виду, что я не могу поговорить с королем Магни, потому что он превратился в камень?

Стоя перед Советом Трех Кланов в тронном зале обширного подземного города дворфов Стальгорна, Ли Ли Буйный Портер выпрямилась так сильно, как только могла, крепко стиснула свой посох и выставила подбородок, изо всех сил стараясь придать себе негодующий вид.

— Да такого быть не может! — возмутилась она.

— Это сущая правда! — ответил дворф в центре возвышения. — Если хочешь, сама сходи в Старый Стальгорн да посмотри. Мой брат там ритуал один проводил... Общался, значит, с землей незадолго до Катаклизма, — Мурадин Бронзобород сжал пальцы в кулак. — И вон оно что вышло!

— Не очень-то любезно обвинять Совет Трех Кланов во лжи, — нарочито мягко заметила Мойра Тауриссан. — Если весь твой народ ведет себя так же, как ты, то мне, право, не очень жаль, что мы до сих пор не встречались.

— Взаимно, госпожа, — пробормотала про себя Ли Ли. Вслух же она заметила, обращаясь ко всем трем членам совета: — Стало быть, помочь мне вы не можете.

Мурадин покачал головой.
— Нет, боюсь, никак. Магни, может, тебе что и обещал, но он-то теперь не подскажет, а совет, вишь, сомневается.

— Ясно. Ну ладно, тогда я пойду, — Ли Ли повернулась, чтобы уйти.

— Не забывай о манерах, юная леди, — напомнила ей Мойра. Ли Ли помедлила секунду, а затем одним плавно развернулась, держа согнутую руку у живота, и отвесила преувеличенно глубокий поклон.

— О великий Совет Трех Кланов, уклончивость твоя достойна высочайшего восхищения. Отзывчивостью же своей ты подобен тому самому камню, в который превратился сам король Магни, и оказаться меж двух столь достославных камней для меня великая честь.

Негодующий крик Мойры был заглушен довольным хохотом Фалстада Громового Молота, и когда Мурадину удалось перекричать их обоих и заставить замолчать, Ли Ли давно уже покинула зал.

***

В таверне «Горючий камень» со знаменитым дворфийским гостеприимством дела обстояли гораздо лучше, чем в тронном зале. За всеми столиками сидели радостные посетители, смеясь и выпивая. Тем не менее, Ли Ли предпочла сидеть у стены одна. Хоть находиться в этих местах ей было и в диковинку, другие не мешали ей прихлебывать пиво в одиночестве.

«Глупо, наверное, было отпускать Журавля раньше, чем я поговорила с Советом, — пробормотала она. — Хотя кто мог подумать, что король Стальгорна превратится в камень?»

Ли Ли шумно отхлебнула из кружки и оперлась на локоть, рассеянно изучая поверхность деревянного стола. Погрузившись в свои мысли, она не услышала, как к ней кто-то подошел, и заметила незнакомца лишь по упавшей тени.

Она не стала поднимать голову. 
— Уйди, а? Я занята.

В ответ ей раздался знакомый смешок: 
— Так занята, что не можешь выпить вместе с дядей? Какая жалость.

Ли Ли вскочила и развернулась на пятках. Перед ней стоял дядя Чэнь с котомкой на спине и посохом в руке.

— Дядя Чэнь! — она бросилась к нему и обняла. — Э-э... извини, что нагрубила.

Чэнь засмеялся, крепко обнял Ли Ли и сел рядом. 
— Ничего. Думаю, ты догадалась, почему я здесь.

Ли Ли вздохнула и тоже села. 
— Папа прислал тебя забрать меня домой.

Ли Ли шумно отхлебнула из кружки и оперлась на локоть, рассеянно изучая поверхность деревянного стола. Погрузившись в свои мысли, она не услышала, как к ней кто-то подошел, и заметила незнакомца лишь по упавшей тени.

— Да, но забирать тебя я не стану. Я прочитал твое письмо и заметил, кстати, что жемчужина Ваньйо исчезла.

Ли Ли безуспешно попыталась скрыть лукавую улыбку. Чэнь приподнял бровь:

— Ну?

Понимая, что отмолчаться не удастся, Ли Ли глубоко вдохнула и рассказала, что привиделось ей в жемчужине перед тем, как она отправилась в Стальгорн.

Чэнь задумчиво отхлебнул пива. 
— Я и не сомневался, что ты решила отыскать Пандарию: помню ведь, как мы об этом говорили. Значит, жемчужина и впрямь подарила тебе видение?

Ли Ли с готовностью кивнула. 
— Потому-то я ее и взяла. Ведь не стала бы она показывать мне видения просто так!

***

Чэнь искоса взглянул на нее.

— Я не то чтобы полностью верю какой-то волшебной жемчужине, которую Ваньйо раздобыл у мурлоков, но твоим, доводам, Ли Ли, я верю.

— Я и не сомневалась, дядя Чэнь!

— Отлично. И что мы теперь будем делать?

Ли Ли поерзала на стуле. 

— Тут, э-э, все вышло не совсем так, как я рассчитывала, и... в общем, запасного плана у меня нет.

Чэнь ухмыльнулся.

— Ты ведь говорила, что жемчужина дарит видения?

Ли Ли радостно хлопнула себя ладонью по лбу.

— Ну конечно! И почему я раньше не догадалась? — она допила эль и вскочила на ноги. — Пойдем. Я сняла здесь комнату, жемчужина там.

***

Ли Ли сидела на краю кровати, держа в руках большую жемчужину, и ждала, пока успокаивающее сияние введет ее в транс. Она моргнула, глядя на бледное сияние жемчужины, и, открыв глаза, обнаружила, что стоит на краю пристани, глядя на яркое синее небо. В середине природной гавани лежал большой остров, а на возвышенности там стояла гранитная статуя однорукого гоблина, потрепанная временем. Ли Ли развернулась, обозревая окрестности. Ветхие деревянные пристани и дома полукругом огибали залив. Между зданиями Ли Ли заметила зеленые листья пальм и плотные заросли джунглей.

— Что ты видела?

Голос Чэня вернул Ли Ли в реальный мир, обратно в стальгорнскую комнату. Она положила жемчужину в котомку у кровати, тщательно укрыв ее в складках одежды.

— Пиратскую Бухту.

— Что? — Чэнь уселся рядом с ней. — Ты уверена? Не проще ли тогда было бы отправиться в путь из Штормграда?

— Проще, да, но это точно была Пиратская Бухта. — Ли Ли со стоном плюхнулась на спину и закрыла лицо руками. — Она ведь на краю света!

Чэнь несколько раз хмыкнул, глядя на дальнюю стену. Вскоре он хлопнул в ладоши и вскочил.

— Идем, Ли Ли. Похоже, нам пора в дорогу. Жизнь — это приключение, ты помнишь?

Ли Ли самую чуточку приподняла над лицом руки, чтобы взглянуть на Чэня. Он озорно подмигнул ей, и Ли Ли внезапно захотелось сбить его с ног подсечкой. Не то чтобы у нее были какие-нибудь шансы застать Чэня врасплох, но зато ее порадовала сама мысль об этом.

— Ладно, ладно, — Ли Ли села на кровати. — Пойдем.

***

Они отправились на подземном поезде на юг, к Штормграду — тем же путем, которым ехала Ли Ли с Бо в первом своем путешествии по Азероту, но в обратном направлении. В этот раз поездка уже не так радовала Ли Ли — видя места, где они были раньше, она с болью в сердце понимала, как ей не хватает Бо. Именно здесь они сражались с гоблином, который, как оказалось позднее, работал все на ту же парочку, нагу и орка, что были повинны в смерти Бо. Ли Ли корила себя, что не осознавала раньше, какая опасность им грозила. Может, будь она прозорливей, все вышло бы по-другому.

Она отогнала от себя печальные мысли. Нет смысла ворошить прошлое, ничего не изменится.

А вот Штормград, напротив, изменился — даже больше, чем она могла себе представить. Кроме нового здания в Квартале Дворфов, куда прибыл поезд, ее взгляду открылись обугленные крыши, сгоревшие здания, осыпавшиеся каменные стены с бойницами и высокие башни. По всему городу виднелись следы сильнейшего пожара. Чэнь отозвал в сторону торговца, который не был ничем занят, и спросил его, что случилось.

Торговец нахмурил брови.

— Смертокрыл, — ответил он.

Чэнь продолжал расспрашивать.
— Смертокрыл, великий дракон?

— Да, — пожал плечами торговец. — Я о нем прежде никогда не слышал. Он, наверное, где-то прятался. По крайней мере, так говорит умный народ. В общем, он вернулся, сжег парк и разгромил полгорода. — Торговец содрогнулся от воспоминаний. — Когда этот огромный зверь появился в небе и стал поливать нас огнем, я не на шутку испугался. Думал, настал конец света.

А вот Штормград, напротив, изменился — даже больше, чем она могла себе представить. Кроме нового здания в Квартале Дворфов, куда прибыл поезд, ее взгляду открылись обугленные крыши, сгоревшие здания, осыпавшиеся каменные стены с бойницами и высокие башни.

— Спасибо, — сказал Чэнь. Он купил у торговца мелкую безделушку в благодарность за уделенное время.

— Я знаю, Ли Ли, что ты читала в моих записях о драконах, — сказал ей Чэнь, когда они отошли от торговца. — Какое-то время назад Шэнь-Цзынь Су прямо-таки захлестывали жуткие волны. Наверное, именно тогда Смертокрыл и вернулся в мир. 

Он поглядел на небо, и Ли Ли спросила себя: не ожидает ли он, хотя бы в глубине души, увидеть там легендарного Аспекта?

Ли Ли кивнула. Она знала кое-что о драконах, но Чэнь явно знал больше, и новости о Смертокрыле его, как видно, очень беспокоили.

Несколько дней они провели в Штормграде, запасаясь припасами для путешествия. Их ждала долгая дорога на юг, и до самой Пиратской Бухты крупных городов на ней не было. Собрав все, что им было нужно, они двинулись в путь, оставив городскую суету.

Хоть Штормград и сильно пострадал от огня, Элвиннский лес остался большей частью нетронут, и по пути ничего не показалось Ли Ли необычным. Тернистой долине же повезло гораздо меньше. Пробираясь узкой, но хорошо протоптанной тропой в джунглях, путники везде замечали следы возвращения Смертокрыла — от выжженных участков леса до новых поселений Альянса и Орды. Временами дорога становилась по-настоящему опасной. Пиратская Бухта после этого оказалась для Чэня и Ли Ли долгожданным прибежищем. Городок, управляемый картелем Хитрой Шестеренки, расположился на краю Мыса Тернистой долины с неповторимой небрежностью полнейшего голодранца, которому уже нечего терять. И жестокие головорезы, и жадные до новых впечатлений искатели приключений со всего света шли из больших городов в Пиратскую Бухту, чтобы разбогатеть или укрыться от длинной руки закона. Ли Ли и Чэнь вступили на его хлипкую деревянную мостовую с облегчением и радостью.

— Уж насколько я люблю жизнь странника, но поспать в постели будет просто здорово, — довольно вздохнул Чэнь. Ли Ли знала, что Пиратская Бухта — одно из его любимых мест во всем Азероте.

— Все-таки здесь дорога могла бы быть и получше, — фыркнула она. — Что у них, руки бы отсохли знак поставить? «Внимание, впереди гигантский вихрь смерти!»

Чэнь быстро посерьезнел.

— Да, Смертокрыл принес немало разрушений.

— А вот Пиратская Бухта, кажется, цела.

— Думаю, что ни какими гигантскими вихрями смерти гоблинов отсюда не согнать, — подмигнул Чэнь. — Идем, Ли Ли. Там ждет кружка жуткого гоблинского грога с моим именем на ней.

***

Таверна «Старый моряк» никогда не привлекла бы внимание архитектора — разве что как классический пример того, как не надо строить. Старая полуразвалившаяся лачуга была возведена кое-как, новые этажи и спальни в ней просто возводились поверх предыдущих по мере того, как она переставала справляться с наплывом посетителей. В Пиратской Бухте надежность и безопасность построек волновала владельцев явно не в первую очередь — в конце концов, это забота покупателя.

Стало быть, хоть для честных путешественников эта печально знаменитая таверна подходила не очень, в ней как рыба в воде чувствовали себя бедняки, мелкие разбойники, шатающиеся по берегу матросы и прочие сомнительные элементы общества. Там в избытке хватало мест, где любой мог затаиться и наблюдать.

В Пиратской Бухте можно было встретить кого угодно, но два пандарена, вошедшие в таверну и бросившие на прилавок перед Втридорогом несколько монет, стали для Кателины полной неожиданностью. Она слышала об этом народе, но никогда не видела вблизи никого из них, и что-то в необычной паре подстегнуло ее интерес.

Именно это и было любимым занятием Кателины. Заняв свой наблюдательный пост на балконе второго этажа, она отлично видела всех входящих и выходящих посетителей и могла прикинуть, какие возможности ей открываются.

В Пиратской Бухте можно было встретить кого угодно, но два пандарена, вошедшие в таверну и бросившие на прилавок перед Втридорогом несколько монет, стали для Кателины полной неожиданностью. Она слышала об этом народе, но никогда не видела вблизи никого из них, и что-то в необычной паре подстегнуло ее интерес. Посохи и котомки за плечами явственно говорили, что перед ней путешественники. Кателина проследила за тем, как пандарены отнесли свои кружки с элем на свободный столик в углу, и начала спускаться по лестнице, осторожно подбираясь к ним поближе в надежде узнать о загадочных странниках побольше.

***

Чэнь осторожно покрутил металлическую кружку в ладонях, глядя, как в ней плещется пиво.

— Да, все такая же мерзость, — заметил он.

— Пандарены варят пиво так, чтобы оно валило с ног, словно выстрел из заряженного порохом ружья, — ответила Ли Ли, — но гоблины, как я вижу, прямо с порохом его и варят.

Чэнь в задумчивости постучал себя пальцем по подбородку.

— Ли Ли, а больше ты ничего о жемчужине не слышала?

Кружка Ли Ли остановилась на полпути ко рту.

— Я передала тебе и отцу все слова наги, и то, что сказал Ваньйо, их подтверждает.

— Значит, ты все-таки подслушивала на том собрании.

Ли Ли рассердилась: 

— Ты меня подловил, так нечестно!

Чэнь рассмеялся: 

— Ты сама все сказала, Ли Ли. 

Он укоризненно погрозил ей пальцем, но глаза его при этом смеялись.

— Ну ладно, подслушивала, — фыркнула Ли Ли. — И что с того?

— Мне хотелось просто знать про жемчужину. Нам ведь про нее ничего не известно, кроме того, что ее жутко хотела заполучить какая-то нага и что она вызывает видения. И мы теперь следуем пути, который нам указали эти видения.

***

Ли Ли понимала, к чему клонит Чэнь, но шестое чувство подсказывала ей, что не стоит опасаться жемчужины.

— Я не знаю, — призналась она. — Может, конечно, она и опасна. Но в ней не чувствуется зла. В ней нет ничего пугающего.

— В том, что касается волшебства, можно, пожалуй, довериться инстинктам. И все-таки наги — не самые добрые и ласковые существа. Если эта жемчужина была нужна наге, то в ней, вероятно, скрыты какие-то разрушительные силы. 

Увидев выражение лица Ли Ли, он добавил:

— Я просто хочу присмотреть за тобой, как и просил По.

Ли Ли чуть резче обычного опустила кружку на стол и недовольно посмотрела на стену. Чэнь мягко продолжил разговор.

— Ты все еще расстроена, Ли Ли?

— Не бойся, топиться в бухте не стану.

Чэнь решил, что с племянницей спорить не стоит.

— Я знаю, что ты можешь за себя постоять и что ты не ребенок. Твой отец о тебе беспокоится, только и всего.

— Да ему даже на рыбацкую лодку меня пускать не хочется. Наверное, боится, что будет как с мамой. Но если делать, как ему нравится, мне придется сидеть все время дома, разрываясь между садом и кухней, и не видеть ничего интересного вовеки. — Ли Ли наклонилась к Чэню. — Видение от жемчужины было мне. Это моя задача, и когда я ее выполню, отцу придется признать, что он был неправ, удерживая меня!

— Да, отцы бывают просто невыносимы, правда?

И Чэнь, и Ли Ли оглянулись, чтобы узнать, кто им это сказал. Женщина, встрявшая в разговор, успокаивающе подняла руки.

В том, что касается волшебства, можно, пожалуй, довериться инстинктам. И все-таки наги — не самые добрые и ласковые существа. Если эта жемчужина была нужна наге, то в ней, вероятно, скрыты какие-то разрушительные силы.

— Извините, что влезла. Здесь тесно, вот я вас и подслушала случайно, — она подтянула к себе свободный стул и уселась рядом с Ли Ли. Женщина с бледной кожей кинула свою сумку на пол у стола, непринужденно закинула ногу на ногу и перебросила одну руку через спинку сиденья.

— Меня зовут Кателина, — представилась женщина. — В этих краях меня называют Кателина Клинок. 

Она откинула за ухо прядь рыжевато-каштановых волос. 

— Признаю, звучит немного вызывающе, но ведь что-то в этом имени есть, правда?

— Обладатель такого имени точно знает, как уколоть побольнее, — заметила Ли Ли. Кателина рассмеялась.

— А ты весьма умна, — улыбнулась она. — Я услышала ваш разговор. Честно говоря, я и заговорила-то, не подумав. Твоя история мне показалась знакомой.

— Знакомой?

— Со мной произошло нечто похожее, — заметила Кателина, разглядывая потолок. Одной рукой она хлопнулся себя по ноге. — Мой отец — нудный старый ученый, и мне он желал такой же доли. Я эту жизнь терпеть не могла, а ему невыносима была сама мысль о том, что я могу делать что-то кроме того, что угодно ему. Поэтому я ушла. Это было несколько лет назад, и тогда я приняла лучшее решение в своей жизни.

— Жаль, что ты так и не смогла примириться с отцом, — вежливо заметил Чэнь.

Кателина пожала плечами. 

— Честно говоря, он сам виноват. Если бы он меня послушал, не пришлось бы уходить тайком. 

Она взглянула на Ли Ли и наклонилась, чтобы почесать щиколотку. Ли Ли, нахмурившись, глядела в кружку, погрузившись в свои мысли.

— Эй, — сказала ей Кателина, смягчив голос. — Извини, если я влезла не в свое дело. Мне просто хотелось тебя подбодрить. Ты должна быть самой собой, жить своей жизнью! Не твоя вина, если отец этого не понимает.

— Ему нравится считать иначе, — пробормотала Ли Ли. Чэнь сузил глаза.

— Он тебя поймет, Ли Ли.

— Может, поймет, а, может, и нет, — ответила Кателина. — Мой так и не понял. Но я о своем выборе не жалею. 

Она встала и подняла свою сумку. 

— Думаю, не пожалеешь и ты. Всего хорошего. 

Женщина помахала собеседникам на прощанье и скрылась в толпе посетителей.

— Ну, как тебе непрошеный совет? — спросил Чэнь, глядя ей вслед.

Ли Ли поерзала на стуле, затем, скривившись, опорожнила кружку с элем. 

— Она знает, о чем говорит. Прошла через то же, что и я.

Чэнь бросил на нее внимательный взгляд.

— Видимо, да. Пойдем наверх.

Ли Ли взяла посох, повесила котомку за плечо и отправилась вслед за Чэнем. Их комната, в которой маленькое, кособокое окошко умудрялось испортить даже роскошный вид на залив, была на втором этаже.

Ли Ли плюхнулась на одну из старых шатких кроватей и услышала, как заскрипели под ней доски. Долгий сон сейчас будет очень кстати.

Она подтянула к себе котомку, чтобы переодеться. Ее верх был необычно плоским, будто там чего-то не хватало. Сердце Ли Ли заколотилось, она рывком откинула крышку и выдернула из котомки плащ, в который обычно заворачивала жемчужину. Тот пустой тряпкой повис у нее в руках. В отчаянной надежде Ли Ли перебрала и расшвыряла вокруг все содержимое котомки, отказываясь верить в очевидное.

— Дядя Чэнь! — яростно завопила она. — Жемчужина! Жемчужины нет! Та женщина, вся вкрадчивая такая... как там ее зовут? Кэти Разбойница?

— Кателина Клинок, что ли?

— Да, она! Она ее украла!

Пандарены бросились обратно вниз; Ли Ли почувствовала, как у нее защемило под ложечкой. Вместе с Чэнем они принялись прочесывать толпу с нарастающим усердием. Ли Ли понимала, что Кателины в таверне уже наверняка нет, но она отказывалась в это верить и продолжала кружить по комнате. На третьем круге на нее искоса поглядел упитанный трактирщик, старый зеленый гоблин по имени Втридорог, считавший под прилавком монеты:

— Чего ищешь, девочка?

Чэнь вмешался, прежде чем Ли Ли успела ответить:

— Эй, ты видел, мы тут болтали с дамой? Темноволосая, лет тридцати, зовет себя Кателиной Клинок. Нам надо ее найти.

Втридорог в задумчивости потянул себя за мочку огромного уха, и Чэнь бросил на прилавок пару монет. Трактирщик широко оскалился и забрал их.

— Кателина ходит в море с пиратами Черноводья, работает на картель Хитрой Шестеренки. Она — капитан пиратского корабля «Невесты Нептулона». 

Видя выражение лица Ли Ли, Втридорог добавил:

— Не лезь на рожон. На ножах она дерется лучше всех в Пиратской Бухте. Всякий, у кого есть хоть чуточку мозга, старается ее не злить. Серьезно, всякий.

— Спасибо за совет, — Чэнь бросил Втридорогу еще монету.

— А, не стоит! — Втридорог приставил монетку ребром к виску и подмигнул. — Деньги разговаривают, нужно лишь уметь их слушать.

— Пошли, — шепнул Чэнь Ли Ли, выходя из таверны.

Пандарены бросились обратно вниз; Ли Ли почувствовала, как у нее защемило под ложечкой. Вместе с Чэнем они принялись прочесывать толпу с нарастающим усердием. Ли Ли понимала, что Кателины в таверне уже наверняка нет, но она отказывалась в это верить и продолжала кружить по комнате.

***

Они направились прямиком на пристань. Найти «Невесту Нептулона» было нетрудно, и скоро Ли Ли с Чэнем уже увидели знакомую фигуру. Женщина управляла погрузкой на корабле-углевозе с крепкой деревянной обшивкой. Пандарены поднялись на борт и подошли к Кателине.

— Так-так, и кто это у нас тут? — она самодовольно ухмыльнулась, залихватски уперев руки в бока. Ничто в ее поведении уже не напоминало о том обезоруживающем дружелюбии, которое они видели раньше.

— Думаю, ты знаешь, почему мы здесь, — ответил Чэнь.

— Мерзкая воровка! — прорычала Ли Ли. — Ты украла нашу жемчужину!

— Ну, незачем обзываться, — укоризненно отозвалась Кателина, погрозив пальцем. — Да, все верно. Я ее забрала. Надо быть осторожнее, когда говоришь при всех о редком волшебном артефакте — особенно в этих краях.

— Признаю, — продолжила она, — не очень красиво получилось, но мне надо платить по счетам, а картель Хитрой Шестеренки — не из тех, кто привык долго ждать. Понимаешь, да? Но я натура азартная, и вы мне сразу понравились, так что вот что скажу. Видите корабль? — Кателина обвела рукой вокруг себя. — Ваша жемчужина на нем. Если найдете, можете забирать. Но предупреждаю, — ее ухмылка стала шире, — моя команда не из добрячков, и чужаков она не очень жалует.

В одно мгновение Ли Ли и Чэня окружили злорадно улыбающиеся матросы, которые еще за секунду до этого спокойно работали рядом. Оружие будто само собой появилось в руках моряков. Чэнь скривился, а Ли Ли взвесила в руке свой посох.

— Вы либо очень храбры, либо очень глупы, — заметила на это Кателина.

— А ты, видно, еще не дралась с пандаренами? — спросила Ли Ли.

Кателина вынула свое оружие, кинжал в локоть длиной.

— Да уж вряд ли вы сильно отличаетесь от остальных, — ответила она.

Ли Ли рывком бросилась на Кателину, а Чэнь принялся отбиваться от наседающих на него моряков. Кателина умело отбила посох Ли Ли своим кинжалом, затем ударила им в живот пандарена. Ли Ли отразила ее атаку, пнув Кателину по руке так, что кинжал выпал, и заметила, как у соперницы сразу же широко распахнулись от удивления глаза. Теперь капитан пиратов поняла, что за противник перед ней.

Кателина бросилась на палубу и перекатилась к кинжалу. Ли Ли устремилась за ней, швырнув в другого пирата, прыгнувшего с соседнего корабля, щепотку зачарованной пыли. Пылинки превратились в стайку крошечных злых птиц, начавших клевать его в глаза, и пират, чертыхаясь, споткнулся и рухнул навзничь, задев плечом такелаж.

Посох Чэня вращался вокруг со скоростью света, заставая неуклюжих матросов врасплох и отшвыривая их прочь. Один особенно крупный орк схлопотал ногой в грудь и, не устояв на ногах, рухнул за борт, на пристань. Чэнь ухмыльнулся. Ему доводилось терпеть удары и посильнее.

***

Вдруг где-то вдали забили в колокол. Ли Ли искренне надеялась, что это не была отчаянная попытка вызвать подкрепление.

— Пираты! — завопил один из моряков. — Пираты Кровавого Паруса! На нас напали!

— На вас еще до этого напали! — закричала Ли Ли и что есть силы ткнула посохом в грудь еще одного разбойника.

Несмотря на это, вся команда сразу же забыла о ней и Чэне и кинулась занимать свои места на корабле. Ли Ли начала озираться, вытянув шею, чтобы разглядеть, что происходит. Отовсюду, откуда только было можно, на пристань вдруг выскочили пираты в ярко-красных рубахах, набросились на гоблинов-костоломов Пиратской Бухты и устремились к кораблям пиратов Черноводья.

— Руби швартовы! — прокричала, заглушая всех, Кателина. — Уходим отсюда как можно скорее! Остальные — защищайте корабль! Груз нужно сохранить!

Пират Кровавого Паруса, размахивая саблей, перепрыгнул через борт «Невесты Нептулона» прямо перед Ли Ли. Та пнула его по ребрам так, что он, перекувырнувшись, упал обратно на пристань. Пираты Кателины резали канаты, отчаянно обороняясь от своих товарищей по ремеслу. Костоломы на пирсе пытались отогнать разбойников Кровавого Паруса, но безуспешно, ведь их застали врасплох. Рядом с Ли Ли появился Чэнь.

— Ли Ли, мы еще можем убраться отсюда.

— Без жемчужины никуда не пойду! — отрезала она. — Камень где-то на корабле! Надо его найти!

Палуба под ними накренилась. Команда Кателины освободила тяжелый грузовой корабль от швартовов и изо всех сил пыталась вывести его в залив. Из отверстий в бортах высунулись весла, и Ли Ли поняла, что моряков там, внизу, больше, чем ей казалось раньше. «Невеста Нептулона» начала рывками отплывать от причала Пиратской Бухты.

— Давай, давай! — кричала Кателина. Она до сих пор сражалась с одним из пиратов Кровавого Паруса, отбивая кинжалом удары его меча. Скоро ей удалось пинком отправить того за борт, и он плюхнулся в воды залива. Кателина рванулась к штурвалу, чтобы вести корабль. Команда распускала паруса, готовясь спешно покидать порт.

Корабль вышел из тихой бухты; ветер крепчал. Стал виден Мыс Тернистой долины. Весла втянулись обратно в трюм, паруса наполнились ветром, и корабль пошел ровнее. Ли Ли не знала, радоваться ей или беспокоиться. С одной стороны, им с Чэнем удалось выйти целыми из боя двух враждующих пиратских банд. С другой стороны, теперь они оказались в ловушке на корабле Кателины, и бежать отсюда можно было только в море. Глядя, как быстро уменьшается за кормой Пиратская Бухта, Ли Ли размышляла, скоро ли Кателина и ее команда решат снова напасть на нее и Чэня — ведь куда более серьезная опасность уже миновала.

Тут Кателина выругалась так грязно, что покраснела даже Ли Ли.

В водах за пределами Пиратской Бухты, так, чтобы их не достали орудия гавани, ждало в засаде не меньше трех полностью готовых к бою кораблей, чьи паруса были окрашены в красные и черные полосы — цвета пиратов Кровавого Паруса. Кателина снова выругалась, то же сделали и члены ее команды. Чэнь беспокойно переступил с ноги на ногу. «Невеста Нептулона» приплыла прямиком в ловушку.

— К орудиям! — закричала Кателина. — Всем к бою! Будем драться за свою жизнь!

— И мы, — мрачно заметил Чэнь.

В водах за пределами Пиратской Бухты, так, чтобы их не достали орудия гавани, ждало в засаде не меньше трех полностью готовых к бою кораблей, чьи паруса были окрашены в красные и черные полосы — цвета пиратов Кровавого Паруса.

Как только «Невеста» подошла на достаточное расстояние, Кровавые Паруса дали залп. Большинство ядер не долетело до корабля, но некоторые попали в цель. Палуба содрогнулась от удара, и в воздух взмыла деревянная щепа. Ли Ли и Чэнь бросились на доски ничком и прикрыли головы руками.

— С ума сойти можно, — прорычала Ли Ли. — Мы видим, как они атакуют, а ответить не можем.

— Тем и плохи морские битвы, — кивнул Чэнь.

Кателине и ее команде наконец удалось дать ответный залп из пушек и даже зацепить несколько кораблей, но враги уже плыли прямо на них. Времени на перезарядку пушек у экипажа не оставалось, иначе пираты Кровавого Паруса успели бы заполонить палубу.

— К оружию! — закричала Кателина, когда корабли врага приблизились к «Невесте». — Врежем им так, чтоб не скоро забыли!

«Невеста Нептулона» вздрогнула, столкнувшись бортами с кораблями Кровавого Паруса. Пираты с этих кораблей начали спрыгивать со снастей, размахивая самыми разномастными клинками. Матросы «Невесты» сопротивлялись изо всех сил, но враг значительно превосходил их числом.

Кателина билась сразу с двумя врагами: злобным корноухим гоблином и высокой, гибкой ночной эльфийкой с кинжалом почти такой же длины, как и у нее самой. Они вынудили ее отступать по палубе до тех пор, пока Кателина не оказалась рядом с Ли Ли, которая быстро отступила в сторону и сделала эльфийке подсечку посохом. Эльфийка плюхнулась лицом на доски, из носа у нее фонтаном хлынула кровь.

— Наверняка жалеешь, что стянула мою жемчужину, — заметила Ли Ли.

— Не особенно, — холодно ответила Кателина, выпуская кишки гному, который по глупости ринулся на нее. — Не отыщи вы меня, сейчас на моей стороне было бы на двух бойцов меньше.

Ли Ли хотела было возразить, но враги подступали, и все внимание пришлось уделить битве. Она била ногами, уклонялась, опрокидывала и оглушала противников посохом. Ли Ли то и дело швыряла в атакующих зачарованный порошок, и на них нападали рои пчел, крохотные птички и жалящие комары, но пираты все прибывали и прибывали. Их было очень много, и на место павшего товарища всегда становился кто-то другой.

Ли Ли начала понимать, что ее оттесняют. Они с Чэнем продолжали биться плечом к плечу, хоть обоим и было ясно, что враг одерживает верх. Вся команда «Невесты Нептулона» сгрудилась рядом с Кателиной и пандаренами в центре палубы. Тяжело дыша, истекая потом и кровью, они ощетинились оружием, чтобы противостоять врагам, окружившим их со всех сторон. Ли Ли стиснула зубы. Настоящий бой только начался.

Тишину, предшествующую резне, нарушил ритмичный стук по дощатой палубе. Над скопищем пиратов Кровавого Паруса показалась капитанская треуголка. Ее владелец был на голову выше любого из своей команды. Он проложил себе дорогу сквозь толпу и вышел вперед, так что Ли Ли могла хорошо его разглядеть. Это был огромный дреней с раздвоенными копытами шириной с обеденные тарелки. Щупальца свисали на грудь его красного мундира, словно конечности скользкого синего осьминога. Правый глаз капитана закрывала повязка, а в левой руке он сжимал самую громадную саблю из всех, какие доводилось видеть Ли Ли.

— Ты же писал, что дренеи — мирный народ, мыслители! — прошипела Ли Ли Чэню.

— Я, должно быть, забыл про этого товарища, — шепотом ответил ей Чэнь.

— Так-так, — манерно, с акцентом произнес дреней. — Я знал, что кто-нибудь из пиратов Черноводья обязательно попадет в мои сети, если их правильно расставить. Но как же мне повезло, что сама Кателина Руноплет... о, не смотри на меня так, ведь это твое имя, не так ли? Как же мне повезло, что в них попала именно ты.

— Знакомое имя, — пробормотал Чэнь. — Где же я мог его слышать?

— Ты известная дуэлянтка, Кателина, и ты очень нужна барону Ревилгазу, — продолжал дреней-капитан. — Но, насколько я понимаю, сейчас у тебя некоторые денежные затруднения. Я мог бы их разрешить.

— Да пусть лучше меня выпотрошит за долги картель, чем я буду работать на тебя, — огрызнулась Кателина. — Да и кто ты такой вообще? Я знаю всех головорезов Кровавого Паруса отсюда и до Кабестана.

Капитан с преувеличенной любезностью снял с головы треуголку.

— Я капитан Кослов, и, как ты справедливо заметила, ряды командиров пополнил недавно. Судя по сегодняшнему дню, я оказался намного удачливей предшественников.

В отдалении, ближе к Пиратской Бухте, мелькнула ослепительная темно-синяя вспышка. Капитан Кослов мигом обернулся в ту сторону, но больше ничего не произошло. Он хмыкнул и опять повернулся к Кателине.

— У тебя и у всех, кто на этом корабле, есть выбор, — продолжил Кослов свою речь. — Сдавайтесь или умрите. Все просто, не правда ли?

— Ты еще не победил, — отрезала Кателина, приняв боевую стойку и выставив перед собой кинжал.

— Вижу, вы решили умереть, — криво улыбнувшись, ответил Кослов. Он поднял руку, чтобы отдать сигнал к атаке.

Неожиданно вокруг корабля стали раздаваться щелчки и треск, как будто кто-то начал палить из ружей. Все поспешили укрыться. «Невеста Нептулона» затряслась, часть корпуса корабля поднялась из воды. Палуба накренилась, Ли Ли не удержалась на ногах и неуклюже заскользила по доскам, перекатившись при этом через лежащего в беспамятстве пирата Кровавого Паруса. Она шлепнулась о фальшборт и, наконец, смогла подняться на ноги. Корабль тем временем перестал качаться.

Вся обширная гладь моря, окружавшая «Невесту Нептулона» и три корабля Кровавых Парусов, превратилась в лед.

Ли Ли недоуменно моргнула. На востоке по-прежнему был виден берег Тернистой долины — джунгли с пальмами и густой растительностью. Тропические широты.

— Что это такое?! — проревел капитан Кослов.

— Вот и я хотела бы знать, — пробурчала себе под нос Ли Ли.

— Это предвестник твоего скорого поражения, — громогласно объявил мужской голос.

Все вокруг начали озадаченно озираться.

Все поспешили укрыться. «Невеста Нептулона» затряслась, часть корпуса корабля поднялась из воды. Палуба накренилась, Ли Ли не удержалась на ногах и неуклюже заскользила по доскам, перекатившись при этом через лежащего в беспамятстве пирата Кровавого Паруса.

По льду проворно бежали четыре фигуры в фиолетовых мантиях, приближаясь к кораблям, а возглавлял их человек средних лет с рыжевато-каштановыми волосами и бледной кожей. Они легко перемахнули через борт «Невесты Нептулона» и встали на палубе.

— Кто вы? — рассерженно осведомился Кослов.

— Отец? — если бы силой голоса можно было бы изменить реальность, то неверие собственным глазам, вложенное в него Кателиной, попросту заставило бы незнакомцев исчезнуть раз и навсегда.

Стоящий впереди маг едва заметно улыбнулся.

— Ага, так ты, должно быть, Ансарем Руноплет, — усмехнулся капитан Кослов. — Какая трогательная семейная встреча. Боюсь, тут вам всем и придется умереть. Убить их!

— Очень в этом сомневаюсь, — ответил Ансарем.

***

Пираты Кровавого Паруса бросились в атаку.

Назвать то, что произошло потом, битвой было бы преувеличением — в голову Ли Ли моментально пришло слово «разгром». Четыре мага были неуязвимы. Взмахами ладоней они отправляли в полет стрелы магической энергии, такой чистой, что мех на руках Ли Ли топорщился дыбом.

Врагам не удалось и пальцем прикоснуться ни к одному из могущественных магов. Они падали на палубу, ударялись о мачты, вылетали за борт и скользили там по льду. Те, в ком было хоть немного благоразумия, бежали, оскальзываясь и спотыкаясь, на свои корабли, чтобы укрыться там в трюме и переждать бурю. Небо вокруг «Невесты Нептулона» расцвечивалось разноцветными всполохами, будто от фейерверков. Яркие горящие шары взрывались и во множестве летели в тех, кто отваживался нападать на Ансарема и его товарищей.

Ли Ли прислонилась к ящику на палубе, решив отдохнуть и в полной мере насладиться зрелищем. Такое волшебство того стоило!

Капитан Кослов, очевидно, сохранил способность трезво мыслить: увидев, как хорошо чародеи владеют тайной магией, он не стал долго упорствовать, а, перепрыгнув через фальшборт, побежал прочь, сильно обозленный поражением.

Когда последние враги скрылись на своих судах, маги вместе подняли руки и лед, удерживавший корабли, растаял. Ли Ли видела, как отступающие метались у себя на палубах, поднимая паруса, чтобы скорее отплыть подальше от «Невесты». Когда они убрались, на «Невесте Нептулона» воцарилось насыщенное молчание. Уцелевшие члены команды трясли головами и приходили в себя.

Кателина Руноплет обернулась к своему отцу и его спутникам — человеку, веселой гномихе и рослому ночному эльфу.

— Я... э-э-э... — начала она, но запнулась. Затем, вздохнув, продолжила, — Спасибо. Ну... за то, что нас спас.

— Не стоит меня благодарить, — ответил Ансарем. — Я понимаю, что ты не очень-то хотела меня видеть, но новости на этот раз были очень уж тревожные, и оставаться в стороне я не мог.

Когда последние враги скрылись на своих судах, маги вместе подняли руки и лед, удерживавший корабли, растаял. Ли Ли видела, как отступающие метались у себя на палубах, поднимая паруса, чтобы скорее отплыть подальше от «Невесты».

— Но как ты узнал? — спросила Кателина. — Ты же здесь не живешь.

Ансарем лукаво улыбнулся: 
— Насколько я помню, в Пиратской Бухте все отлично понимают язык денег. У меня тут есть несколько «друзей», которым нетрудно передавать мне свежие слухи. Я услышал, что готовится западня, но к тому времени, как об этом стало известно наверняка, было уже поздно.

Кателина высоко подняла брови: 
— О, понятно.

— Мне и показалось, что твоя фамилия мне знакома, — прервал их Чэнь, приблизившись к Кателине и магам. — Я ведь помнил, что где-то слышал о Руноплете. 
Он внимательно осмотрел Ансарема: 
— Ты ведь верховный маг из Кирин-Тора, верно?

Ансарем кивнул: 
— Да, это так. 
Он наклонил голову, разглядывая Чэня. 
— Я читал о вашем народе, но, должен признать, никогда еще не встречал пандаренов лично. Вы из команды моей дочери?

Чэнь широко улыбнулся, обнажая зубы: 
— Нет. Мы с племянницей пострадали от ее рук — она нас обокрала.

Кателина сглотнула слюну, и на лице у нее странным образом одновременно проступило выражение нашкодившего ребенка и разъяренной хищницы. Ансарем тяжело посмотрел на дочь.

— Кателина...

— Нептулон милосердный! — запротестовала она, всплеснув руками. — Да что ж это такое? Отец, я — пират! Я иногда ворую! Работа такая! И не надо на меня так смотреть, будто ты у себя, на посту верховного мага, весь в белом!

Ансарем открыл было рот, чтобы возразить, но тут же закрыл его. Женщина-маг подавила смешок.

— Тут тебе крыть нечем, Ансарем, — заметила она.

Ансарем нарочито тяжело вздохнул: 
— Модера, ты так и не перестанешь язвить на этот счет?

— И не надейся!

— Что же, — продолжил Ансарем, — тогда осмелюсь предположить, что в данном случае твоя кража связана с долгами перед картелем Хитрой Шестеренки, которые возникли из-за того, что ты отказалась от боя.

— Эй, откуда ты... — начала было Кателина, но оборвала сама себя. — И спрашивать не буду. Да, все верно.

— Я так и думал, — Ансарем запустил руку в широкий рукав мантии и достал оттуда большой, сияющий драгоценный камень размером почти с его кулак. — Это зачарованный камень. Полагаю, его хватит, чтобы выплатить твой долг?

Глаза Кателины округлились от жадности. Она протянула к нему ладонь. 
— Разумеется. Зачарованные камни очень ценны. Что он делает?

— Он должен помогать в произнесении заклинаний.

Кателина сощурила глаза: 
— «Должен»?

— Маг, который его изготовил, был тогда еще учеником, и, откровенно говоря, не самым лучшим. Он хотел словчить на экзаменах с его помощью. Но все равно провалился.

Все три спутника Ансарема разразились хохотом. Кателина с подозрением взглянула на них.

— Ты забрал его у одного из своих учеников?

— Это вряд ли, — ответила Модера прежде, чем Ансарем успел вставить слово. — Хоть я и не сомневаюсь, что и его ученики не раз пытались использовать такие же штуки.

Ансарем закатил глаза.

— Папа, так это ты его сделал, да? — вдруг осенило Кателину.

Ансарем смущенно закашлялся. 
— Да. Но, как я уже сказал, он мне не помог. Обманом успеха не добиться. Пришлось мне как следует потрудиться, чтобы постичь магию.

Кателина закатила глаза — точно так же, как ее отец незадолго до этого.

— Он вообще-то зачарован?

— О да. Только не слишком умело. Действует через раз, — Ансарем на миг замолчал. — Полагаю, при продаже упоминать об этом не стоит.

Модера, все еще усмехаясь, произнесла: 
— Яблоко от яблони недалеко падает.

Ансарем снова нарочито тяжело вздохнул и положил руки на плечи дочери.

— Не стану делать вид, будто не желаю, чтобы ты выбрала более... обычное ремесло, — сказал он, и его взгляд потеплел. — Но что бы ни случилось, ты — моя дочь, и я об этом никогда не забуду.

— Ну, к чему такие нежности? — фыркнула, улыбаясь, Кателина.

Ансарем отошел от дочери и начал произносить заклинание. Помахав на прощание, он вместе с другими магами телепортировался обратно.

***

«Невеста Нептулона» была снова пришвартована в Пиратской Бухте, и Ли Ли с Чэнем сидели вместе с Кателиной в ее каюте. Кателина вынула из шкафчика шкатулку и протянула Ли Ли.

— Полагаю, это ваше. Извините... — она прервалась и покачала головой. — Проклятье. Я уже сама как мой старик становлюсь. Ох. В общем, мне она больше не нужна, так что можете забирать.

Ли Ли кашлянула, а Чэнь скрестил руки на груди.

— Ну ладно, ладно! Я зря ее взяла, так нельзя. Довольны?

— Так гораздо лучше, — радостно ответила Ли Ли, забирая шкатулку. Она открыла крышку и увидела ровное сияние жемчужины, покоящейся на бархатном ложе. Ли Ли удовлетворенно убрала ее на свое законное место, в котомку.

Кателина, казалось, чувствовала себя немного неловко. 
— В уплату за то, что забрала вашу жемчужину, и в благодарность за помощь в бою с Кровавыми Парусами я хочу сделать вам предложение.

Я знаю, что вам надо на юг. Здесь, в Пиратской Бухте, после нападения теперь полный бардак, и организовать себе транспорт у вас получится нескоро. А мне надо плыть в Прибамбасск, чтобы встретиться там с представителем картеля и расплатиться с долгами. Если хотите, я могу бесплатно взять вас с собой. У меня там есть связи, и я помогу вам найти проводника.

— Неплохо, неплохо! — ответила Ли Ли. — Тебе, видно, очень неловко, что ты нас обворовала, да?

— Хватит об этом, — ровным тоном произнесла Кателина. — Ну так что?

— Я не против, — сказала Ли Ли. — Никогда не была в Прибамбасске. Что думаешь, дядя Чэнь?

— А я давно уже не плавал на пиратском корабле, — ответил тот. — Пожалуй, можно и еще разок прокатиться.

— Ремонт закончится через день-другой, — подытожила Кателина. Она встала и протянула руку Ли Ли. Та пожала ей руку.

— Тогда до встречи.

***

Путь в Прибамбасск оказался на редкость спокойным, даже скучным. Ли Ли обнаружила, что успела соскучиться по морю, хотя пребывание на борту корабля заметно отличалось от жизни на Шэнь-Цзынь Су. Мыслями она постоянно возвращалась к прощанию Ансарема Руноплета и его сбежавшей дочери. Ли Ли вновь и вновь вспоминала их разговор, не в силах успокоиться — вплоть до того дня, когда стал виден песчаный пустынный берег Танариса.

Корабль подходил все ближе к цели, и Ли Ли отправилась к штурвалу, где Кателина закрепила его, чтобы держать прямой курс на Прибамбасск.

— К ночи должны быть на месте, — сказала Кателина, заметив Ли Ли.

Та кивнула: 
— Слушай... 
Затем продолжила, поколебавшись: 
— Хочу тебя кое о чем попросить.

Кателина с любопытством посмотрела на нее: 
— О чем?

Ли Ли опустила на палубу котомку и вынула из нее жемчужину: 
— Подержи немного. Вглядись в нее внимательно и скажи мне, что видишь.

***

Кателина, выразив явный скепсис, тем не менее согласилась и взяла жемчужину, обхватив ее ладонями, как сделала когда-то Ли Ли в Великой библиотеке на Шэнь-Цзынь Су. Глядя куда-то вглубь жемчужины, она уверенно стояла на плавно качающейся палубе корабля. Спустя одну или две минуты Кателина моргнула и потрясла головой, затем задумчиво посмотрела в пространство над головой Ли Ли.

— Что ты там увидела? — спросила Ли Ли, забирая жемчужину и аккуратно убирая ее в котомку.

Кателина уставилась на Ли Ли. 
— Так ты знала, что она предсказывает будущее?

Ли Ли пожала плечами. 
— Она дарует видения. Я пока не знаю, сбываются они или нет.

— Я видела, как стою у штурвала корабля, — сказала Кателина. — Очень похожего на этот, но я почему-то знала, что именно моего. Моего по закону, — добавила она, глядя на Ли Ли. — Это не был корабль пиратов Черноводья или картеля Хитрой Шестеренки. 
Последовала недолгая пауза. 
— Мой собственный корабль, — тихо произнесла Кателина и затем уже замолчала окончательно, глубоко погрузившись в свои мысли. Ли Ли взяла котомку и повесила ее на плечо. Спускаясь по ступенькам, она оглянулась на Кателину. Молодая женщина безмятежно улыбалась, глядя на лазурное море.

***

Тем же вечером в Прибамбасске Ли Ли и Чэнь устроились в гамаках в гостинице. Ли Ли пыталась прикинуть, как скоро ей удастся привыкнуть к ходьбе по твердой земле. Собственные ноги казались ей ватными, а все вокруг — на удивление устойчивым.

— Ты все молчишь и молчишь, Ли Ли, — заметил Чэнь, глядя на нее. — Что такое?

Ли Ли помедлила с ответом. Она легла в гамак и запрокинула руки за голову.

— Дядя Чэнь, когда маги спасли нас от Кровавых Парусов, тебе это не показалось странным?

— Что именно? Что четыре могущественных волшебника из Кирин-Тора вдруг перенеслись в Пиратскую Бухту, запрыгнули на наш корабль и разгромили наших врагов? Нет, с чего бы. Обычное дело.

— Я видела, как стою у штурвала корабля, — сказала Кателина. — Очень похожего на этот, но я почему-то знала, что именно моего. Моего по закону, — добавила она, глядя на Ли Ли.

— Очень смешно, — фыркнула Ли Ли. Она почти ощутила, как Чэнь усмехнулся. — Я о том моменте, когда отец Кателины сказал ей, что она — его дочь и он об этом никогда не забудет. Что бы ни случилось.

— И что, Ли Ли? — спросил Чэнь уже тише.

— Как думаешь... — неожиданно у Ли Ли перехватило горло. — Как думаешь, это правда? 
И в голове Ли Ли против ее воли возникла невысказанная мысль: «А мой отец думает так же? Или он уже махнул на меня рукой?» Она резко села и потеряла равновесие, чуть не выпав из гамака на пол.

Чэнь вовремя поймал Ли Ли и опустился на колени, держа ее за плечи. Ли Ли старалась отвернуться, вытирая уголки глаз. 
— Пыль попала, — пробормотала она.

— Ли Ли, посмотри на меня. 
Ли Ли подняла голову.

— Я в этом ничуть не сомневаюсь, — произнес Чэнь.

Он крепко обнял ее, и из глаз Ли Ли хлынули слезы, прокладывая мокрые дорожки сквозь мех на щеках.

— Спасибо, дядя Чэнь, — прошептала она.

— Твой отец любит тебя больше всего на свете, — заверил Чэнь. — Я жизнью готов поклясться, что это так.

Ли Ли кивнула и уткнулась лицом дяде в плечо. Над Прибамбасском и пустыней Танарис мягко сгущались сумерки.